Фиаско «минерального секретаря» или борьба за трезвость в СССР

Если в США эпоха «сухого закона» стала периодом легендарным, о котором пишут книги и снимают фильмы, то в Советском Союзе борьба за трезвость второй половины 1980-х породила лишь множество анекдотов и едких шуток.

Инициатор кампании, последний генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев получил в народе прозвища «минеральный секретарь», «лимонадный Джо» и даже «сокин сын». И для этого было множество причин.

Борьба с пьянством от Ленина до Горбачева

Инициированная Михаилом Горбачевым антиалкогольная кампания 1985-90 годов стала последней советской попыткой повлиять на рост потребления алкоголя в стране. Подобные шаги предпринимались не раз, но неизменно завершались проигрышем государства. Любопытное совпадение: первая советская антиалкогольная кампания была начата через год после революции и заняла пять лет – а последняя заняла пять лет и завершилась за год до ликвидации Советского Союза.
В промежутках предпринимались и другие попытки, каждая из которых была так или иначе связана с перестройкой экономики страны. Так, принятый 29 января 1929 года антиалкогольный закон дал старт кампании, которая должна была обеспечить рост производительных сил в период первой пятилетки 1928-1932 годов. Тогда под лозунгом укрепления трудовой дисциплины в городах и рабочих поселках запрещалась продажа спиртного в общественных местах, а также в праздничные и предпраздничные дни.
Кампания 1958 года предшествовала первой советской семилетке 1959-65 годов, и во время нее запретили продажу водки во всех предприятиях торговли общественного питания (кроме ресторанов), расположенных на вокзалах, аэропортах, на привокзальных и пристанционных площадях, а также вблизи промышленных предприятий, учебных заведений, детских учреждений, больниц, санаториев, в местах массовых гуляний и отдыха.

Как началась последняя в СССР пятилетка борьбы за трезвость

Предпоследняя попытка сократить уровень алкоголизации общества в СССР была предпринята в 1972 году. Тогда из производства исключили водку крепостью 50 и 56 градусов, а продажу крепкого (свыше 30 градусов) алкоголя разрешили только с 11 утра до 7 вечера. Но ни эти меры, ни появление и широкое распространение лечебно-трудовых профилакториев, в которые по решению суда отправлялись закоренелые нарушители антиалкогольного законодательства, не привело к улучшению ситуации.
Потребление алкоголя в стране продолжало расти: к 1984 году оно достигло отметки в 10,5 л зарегистрированного алкоголя, а с учетом подпольного самогоноварения могло превышать 14 л на человека в год. И, хотя госмонополия на торговлю спиртным давала бюджету СССР от 15 до 30% доходов, другие экономические и социальные потери, в том числе косвенные, перевешивали эту пользу.

Поэтому в рамках объявленного новым советским руководителем курса на перестройку и ускорение началась очередная антиалкогольная кампания. Соответствующее постановление ЦК КПСС вышло 7 мая 1985 года, а 16 мая появился указ президиума Верховного совета СССР «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом, искоренении самогоноварения». Этот день и считается датой начала последней советской антиалкогольной кампании.

Кому штраф, а кому и срок!

Это был грозный документ, который устанавливал новые «алкогольные» составы преступления и новые меры наказания за них. Так, за распитие спиртных напитков в общественных местах и появление в общественных местах в пьяном виде в первый раз наказывали штрафом в 20-30 рублей, повторно – до 50 рублей, а в третий раз – до ста рублей или до 15 суток административного ареста. Предусматривалась ответственность за распитие алкоголя на производстве и за вовлечение несовершеннолетних в пьянство: за последнее можно было получить до 5 лет тюрьмы.
Отдельно каралось нарушение правил торговли спиртным, а также самогоноварение и распространение самодельных спиртных напитков. В законе это называлось «изготовление, сбыт, хранение и приобретение крепких спиртных напитков домашней выработки». Возросла и ответственность за пьяную езду.

Безалкогольные свадьбы и партийные строгости

Административное и уголовное наказание были далеко не единственными мерами воздействия на пьющее население. Доступ к спиртному радикально ограничили. Существенную часть магазинов, продававших его, попросту закрыли, а оставшимся разрешили торговать только с двух до семи часов дня.
Решениями сверху отменили традиционные банкеты «по случаю», которые традиционно проводились во всех советских учреждениях. Правда, запрещать употребление спиртного на свадьбах или похоронах не стали, но зато активно пропагандировали так называемые «комсомольские свадьбы» – полностью безалкогольные.
Усилили давление и по партийной линии. Членам партии, уличенным в нарушении майского указа, грозило исключение из КПСС, что фактически равнялось «волчьему билету» при попытке найти новую квалифицированную работу. Одновременно партийных на «добровольной» основе делали членами Всесоюзного общества трезвости и привлекали к патрулированию на улицах, в парках, скверах и других общественных местах, где они должны были выявлять и при помощи милиции задерживать нетрезвых граждан.

Время самогонщиков


Лишившись доступа к легально произведенному спиртному, немалая часть населения СССР, прежде всего на селе, тут же перешла на самогон и домашние вина. Если судить по официальной статистике «самогонных» преступлений, то всего за два года, с 1984-го по 1986-й их число выросло в шесть раз. Исследователи же полагают, что в реальности объем самогоноварения в стране в этот период вырос как минимум на порядок.
Подтверждает это и резкое увеличение спроса на сахар и другие продукты, которые могли служить сырьем для самогона. Тот же Кондрат Терех писал: «резкое повышение спроса на сахар проявилось, начиная со второй половины 1986 года. В июле-декабре 1986 года продажа сахара возросла на 22% и в первом полугодии 1987 года по сравнению с этим же периодом прошлого года – на 16%. Запасы сахара в розничной торговле сократились в 1986 году на 625 тыс. тонн, и в 1987 году ожидается сокращение еще на 700 тыс. тонн».

Продажа сахара, например, в 1987 по сравнению с 1985 годом увеличилась на 1 430 тыс. тонн, или на 18%, и в настоящее время почти повсеместно осуществляется по талонам. По данным Госкомстата СССР, в 1987 году на самогоноварение израсходовано 1,4 млн тонн сахара, что примерно равно 140-150 млн декалитров самогона и практически компенсировало сокращение продажи водки и ликеро-водочных изделий». Для бюджета это стало серьезным ударом: каждый год он недополучал, по разным оценкам, от 20 до 25 млрд рублей!

Оргпреступность по-советски



Например, проводники поездов дальнего следования, таксисты в крупных городах и просто предприимчивые граждане научились закупать алкоголь в оптовых количествах и продавать его страждущим в любое время. Естественно, по ценам гораздо выше официальных. Конечно, им приходилось делиться доходами со своим руководством и сотрудниками правоохранительных органов, закладывая основы той системы оргпреступности, которая расцвела десятилетием позже.
Под «крышей» работали крупные самогонщики и производители домашнего вина; делились доходами от продажи спиртного вне установленного времени и через заднюю дверь директора винных магазинов. В конечном итоге оргпреступность фактически ликвидировала государственную торговлю спиртным и изъяла из госбюджета в свою пользу, по экспертным оценкам, 23 млрд руб. в 1989 году и 35 млрд руб. – в 1990 году.

Плюсы, так и не перевесившие минусы

Считать антиалкогольную кампанию абсолютно бессмысленной и бесполезной не стоит. Как справедливо заметил в одном из своих интервью ее инициатор Михаил Горбачев, «из-за допущенных ошибок хорошее большое дело закончилось бесславно».

Снизилось также число «пьяных» ДТП, за счет чего уже к концу 1986 года число погибших на дороге людей стало меньше на 17 тысяч человек. Но экономические потери, увы, превышали все эти достижения, и потому антиалкогольная кампания была фактически свернута к концу 1987 года. А 24 июля 1990 года был отменен и «алкогольный час»: спиртное стало продаваться в течение всего рабочего дня, по графику работы магазинов.
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика