Джихадисты облюбовали Сибирь, чтобы готовить «акции прямого действия»

Джихадисты облюбовали Сибирь, чтобы готовить «акции прямого действия»

Силовые структуры обнаружили и пресекли в Омске деятельность тайного активиста «Исламского государства» *. Как сообщила пресс-служба управления ФСБ по Омской области, пособник террористов является гражданином одной из республик Центральной Азии, он держал связь с нелегальным активистом ИГ, занимавшимся вербовкой сторонников. По просьбе вербовщика финансово поддерживал деятельность объединения, переводя деньги на банковскую карту. Правоохранительными органами возбуждено уголовное дело по статье 205.1 УК РФ «Содействие террористической деятельности».

За пару дней до этого в том же Омске сотрудники ФСБ накрыли группировку из 23 правых радикалов, у которых изъяли плакаты, литературу. По данным силовиков, члены сообщества собирались проводить «акции прямого действия» в отношении своих оппонентов. На трех членов группировки составлены протоколы по статье 282 УК «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства», а в отношении одного из них завели уголовное дело по статье 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма».

А в начале апреля в этом городе сотрудники ФСБ и Росгвардии задержали 11 членов запрещенной в России организации «Таблиги Джамаат» **, из которых трое были гражданами РФ, остальные — одного из центральноазиатских государств.

2 апреля нынешнего года также в Сибири, в Барнауле был задержан 21-летний активист «Этнического национального объединения» (ЭНО) Макар П. Он, как утверждают правоохранители, по заданию украинских кураторов, занимался подготовкой подрыва местной мечети. Как отмечалось в официальном сообщении, «у задержанного изъяли взрывчатое вещество, инструкции по изготовлению самодельных взрывных устройств, экстремистскую литературу и телефон с фотографиями выбранных объектов, которые юноша направлял украинскому куратору». В ходе допроса задержанный признал, что ранее сам вышел на своих кураторов из ЭНО, поскольку был недоволен политикой властей в области миграции, а вскоре получил от них задание выбрать подходящий объект и уничтожить его путем поджога или подрыва. Свои действия он согласовывал с координатором украинской организации. Ранее Макар П. пытался взаимодействовать с местными несистемными оппозиционными группами, однако счел их деятельность, видимо, недостаточно радикальной.

Причины возросшей активности радикалов на территории Сибири политолог Александр Асафов видит в сетевом характере структур, координирующих их деятельность.

— Дело в том, что подобные структуры построены по сетевому принципу и эмиссары работают в тех точках, где им удается «зацепиться», найти сторонников. Географическое проникновение интернета в отдаленные регионы, конечно, расширяет возможности — как ультраправых националистов, деятельность которых в значительной степени направляется с территории Украины, так и джихадистов.

«СП»: — Очаги распространения идей джихадизма еще можно объяснить, но как получилось, что источником распространения радикальных националистических идей все чаще становится Украина? Именно оттуда получали и получают инструкции члены ЭНО.

— Дело в том, что данная идеология сегодня в значительной степени является государственной на Украине, и ее носители имеют руководящие и ключевые посты в системе МВД и спецслужбах. Они используют имеющиеся возможности для ведения информационной войны против России. Это не только распространение деструктивной идеологии, но и поступающие порой анонимные сообщения о минировании торговых центров и учреждений, работа мошеннических колл-центров, когда жителям России поступают звонки якобы от сотрудников Сбербанка и от них пытаются получить информацию о банковской карте. Эти люди, имеющие привязки в украинских силовых структурах, стремятся нанести России и ее гражданам как можно больший ущерб по различным направлениям.

«СП»: — Что можно этому противопоставить?

— Структуры органов безопасности в той же Сибири пока обладают не слишком большим опытом противодействия подобной деятельности. Это в крупных городах имеются значительные наработки, а в некоторых регионах силовики с подобной деятельностью еще не часто имели дело. Думаю, для них источники угроз понятны, наработки имеются, меры будут приниматься, будет проводиться профилактика. Поэтому в ближайшее время ситуация в сибирских регионах изменится.

По мнению руководителя Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого, подобная активность силовых структур свидетельствует о том, что им поступают команды свыше.

— В данном случае не так существенно, какого направления радикалы и экстремисты задерживаются. Важно, что идет зачистка политического поля и власть задействует имеющиеся в ее распоряжении инструменты. Любые персонажи, которые могут проявлять хоть какую-то активность, воспринимаются как опасные элементы и к ним принимаются различные меры воздействия. И не исключено, что именно об этом свидетельствует поток данных об арестах разного рода «экстремистов». Это свидетельствует о нервозности на различных властных уровнях в период т. н. «транзита власти». Другое дело, что проводимая таким образом зачистка политического поля расчищает место для тех, кто должен явиться на смену устраняемым фигурам. И кто это будет — покажет ближайшее будущее.

«СП»: — Чаще всего задерживаются люди молодые, проявляющие активность в соцсетях.

— Молодым людям свойственны подобные настроения. Но учитывая, что возможности для их выражения немного, можно предположить всякое.

«СР»: — Еще недавно в сообщениях о задержаниях радикалов и экстремистов чаще фигурировали Москва, Санкт-Петербург, другие мегаполисы, то теперь больше встречается сибирская глубинка…

— В свое время, когда создавали центры по противодействию экстремизму, я писал, что создается довольно опасный прецедент, так как многим сотрудникам данной структуры на территориях, где не очень сильны радикальные настроения, будет просто нечего делать. В то же время с них будут спрашивать о результатах работы, о том, сколько экстремистов обезврежено и т. д. И что они будут делать, чем будут отчитываться?.. Понятно, что будет запущен какой-то механизм, который потом будет трудно остановить. Ну а если взять во внимание, что добрались до глубинки, то сейчас задерживают в сибирских городах, потом, видимо, дойдут до малых городов, потом — до райцентров, а потом — до сел… Механизм действует.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика