Дискотеки и приключения после отбоя: как отдыхали дети в советских пионерлагерях

Самым ожидаемым событием для каждого советского ребенка была поездка в пионерлагерь, где его ждала встреча со старыми друзьями, дискотеки с медляками, вечера с гитарой у костра и ночные прогулки под звездами тайком от вожатых. Чем же советские лагеря так завлекали детей?

После долгих разлук

Для большинства современных детей, окруженных гаджетами, игрушками на любой вкус, избытком сладостей и всяческими развлечениями, одна мысль о том, что когда-то в магазинах не было даже сахара, кажется нереальной. Тем не менее советским пионерам, растущим в суровых условиях дефицита всего вышеперечисленного, скучать не приходилось. Они сами выдумывали для себя игры, проводили весь день с друзьями во дворе и познавали жизнь без интернета.
А самым ожидаемым событием для каждого школьника была поездка в пионерлагерь, где его ждала встреча со старыми друзьями, дискотеки с медляками, вечера с гитарой у костра и ночные прогулки под звездами тайком от вожатых. Чем советские лагеря так завлекали детей и почему многие взрослые по-прежнему испытывают тоску по тем временам, «Ленте.ру» рассказали сами бывшие орлята, артековцы и другие пионеры.
«Самое теплое воспоминание — это встреча после зимы, когда все знакомые съезжаются, обсуждают, у кого что произошло за этот год, кто приехал, кто не приехал и почему. Ждали второй смены и надеялись, что кто-то из ребят приедет.
Я ездила в пионерский лагерь от Торгово-промышленной палаты (ТПП) несколько лет подряд, у нас там был свой любимый вожатый — Володя Ковбасюк. И, конечно, все расстраивались, если он попадал не в наш отряд. Мы бегали к нему все время на встречи. А если к нам — ну, естественно, все были счастливы.Конечно, расставаться потом не хотелось, потому что за прошедший месяц все сдружились, и впереди-то ясно маячило расставание на целый год. Хотя те, кто были в ТПП, и потом тоже встречались — на елках в Министерстве внешней торговли. Но это, конечно, уже все не то, потому что когда проводишь время вместе долго, складываются совсем другие взаимоотношения».

«Вставай, вставай, дружок!»


1988 год. Детские игры в подмосковном пионерском лагере «Огонек» Всесоюзного электротехнического института имени В.И. Ленина
«Начинался день с горна „вставай, вставай, дружок, с постели на горшок“ — так звучало все это дело. Все вскакивали, на зарядку, после зарядки умывались, потом завтрак. После завтрака — кружки по интересам. Ну, кто-то там какое-то авиамоделирование, кто-то еще что-нибудь… Я очень любила кружок мягкой игрушки. Раньше игрушек же особо не было, поэтому привезти из лагеря мягкую игрушку, какого-нибудь зайца или медведя, тем более которого сама шила — это лучший подарок. К тому же заготовки там были очень хорошие, и если, например, сделать все так, как тебе говорят, то игрушки получались очень достойные.
Либо, если хорошая погода, купаться ходили. Потом сон, полдник и спортивные развлечения. Всякие там пионерболы, волейболы — активные игры. Потом ужин. После ужина либо кино, либо дискотеки, либо КВН, а потом отбой. Ну, а после отбоя тоже начиналось: иногда вылезали в окно — мы ходили к мальчикам, мальчики ходили к нам. Не скажу, что это связано с чем-нибудь романтическим, ну, просто так…»

«Мы с девчонками очень смеялись»

«Однажды нам забили окна, чтоб гулять ночью не ходили. Вожатый Витя сказал: „Девочки, мне это надоело!“ Взял и забил окна. А я как член совета дружины должна была идти на вечерний обход с главным вожатым Толей и ставить всем оценки в тетрадь. Мы вышли из корпуса, и я ему говорю: „Толик, что-то странное у нас, наверное, после пересменки забили окна, а нам дышать нечем, открыть не можем, чтобы проветрить“. Он, недолго думая, взял лом с пожарного щита и окна наши открыл.
Потом, когда я вернулась в свой корпус, Витька спросил, все ли на месте, а потом еще и огромными шкафами дверь нам задвинул, чтобы через нее не вышли. Про окна-то он не знал! Мы с девочками очень смеялись. И снова убежали ночью гулять. А днем во время тихого часа отсыпались».

Море эмоций

«„Орленок“ был круче „Артека“ — это все говорят. Он интереснее, там не было малышовых отрядов, только пионеры и комсомольцы — дети постарше. От поездки в „Орленок“ у меня всегда было море эмоций.В этом лагере самое классное — повседневная работа. Например, все отряды были какие-то тематические. Когда мы приезжали, нас распределяли в разные группы, и мы заранее не знали, куда попадем.

Перед сменой опрашивали: „Что тебе интересно делать? Какое хобби?“ А поскольку мне нравилось рисовать, то меня направили в отряд, где занимались газетами. Были ребята, которые писали, были фотографы, а у нас создавалось что-то вроде пресс-центра. И потом мы участвовали на мероприятиях в организациях жюри. Потрясающие газеты выпускали наши вожатые, и нас научили делать очень красивые штуки, объемные и разные шрифты. Учили детей журналистскому делу и даже брать интервью.
Над нашими газетами зависала вся дружина. Вешали газету перед столовой, и каждый номер ждал весь лагерь! Все любовались, читали статьи, смотрели наши рисунки».

«Котлеты без хлеба, конечно, не шли»

«Еда была самая обычная. Та же, как дома давали. Каша, например, или запеканка со сгущенкой. Первое, второе, третье и компот. Котлеты, гречки, супы всякие разнообразные, фруктов много было. Даже мороженое нам давали иногда! Конфеты, печенье. В общем, нормально кормили, мы не жаловались. Но самое вкусное — это был черный хлебушек с собой в корпус. Вот это да! Сухарик потом засушишь и грызешь его полночи.
Мы были те еще хулиганы. Гуляли как-то ночью после очередного побега по лагерю и захотели есть! Смотрим — в столовой окно открыто, взяли и залезли. А там противень с котлетами стоит, и жир на них уже такой застывший… Котлеты без хлеба, конечно, ночью не шли, так что мы еще и в хлеборезку за хлебом полезли. Все эти шалости проворачивать всегда страшно было, так что мы прятались, на корточках сидели под плитой. Но в тот раз наелись котлет и ушли незамеченными!»

Орлята все помнят

«Лагерь кардинально изменил мою жизнь. Вожатые там сумели сделать из нас людей, а дети блистали своими талантами, и за ними действительно хотелось тянуться. После одной смены я даже приехала и сказала: „Я, пожалуй, не брошу музыкальную школу, а еще доучусь“. Мама была счастлива, что ребенок доведет дело до финала! Конкурсы-то в лагере были не только со стенгазетой связаны, мы там еще и пели, и танцевали — делали все, что могли.
Вожатский состав у нас был потрясающий. Там работали такие люди, в которых мы просто сразу влюблялись. Помню, у нас было две девушки — обе Татьяны. Одна была Татьяна Ларина, как по Пушкину, очень женственная. А вторая Татьяна Голтрина — такой вожак с гитарой наперевес. Она не молоденькая была, но очень-очень душевная. Этот человек обворожил всех детей! Она была такой внимательной, веселой и очень многому нас научила. Хочется, чтобы мир знал о таких людях и чтобы ее орлята помнили ее!»

Там нечем было выпендриться

«В лагере кипели страсти всегда, мальчики девушек делили, историй романтических было полно! В зрелом возрасте свою любовь я тоже встретила там, в лагере от МГТУ имени Баумана. А в 14 лет в другом лагере у меня случился первый кавалер! Он не то чтобы мне нравился, но мне нравилось, что ему нравлюсь я. А в 14 лет, еще и для такого очкарика, как я, это было вообще! Мы бродили с ним по ночам после отбоя. Камер-то не было, и можно было делать все, что угодно. Тогда же произошел и мой первый поцелуй.
Еще, помню, что однажды у нас проводили конкурс красоты, и я победила! У меня было шоковое состояние. В той смене я впервые почувствовала себя девушкой. Дети же в отрядах ходят в форме, личных вещей практически нет, кроме нательного белья, даже пижамы нам выдавали. Поэтому мы все были одинаковые — брюки, рубашка и пиджачок. Собственно говоря, там нечем было выпендриться, кроме как обаянием, интеллектом, ну, и красотой. Красотой-то я не блистала, видимо, за обаяние мальчишки меня и выбрали».

«Дети пищали от восторга»

«Вожатые два раза в день проверяли чистоту наших палат. А в дождливые дни второго обхода не было, нам разрешали остаться в корпусе, и чем мы только ни занимались — рисовали и даже устраивали показы мод. Девчонки вываливали на кровать в кучу шмотки, и мы переодевались, менялись одеждой, на дискотеки наряжали друг друга. На дискотеках самый главный танец был, конечно, медляк. Младшие наблюдали, кто кого приглашает, а те, кто постарше, — уже все в любви. Дискотеку ждали всегда!
И вечерние фильмы тоже! Я помню, что показывали одинаковые киноленты постоянно, но там были хиты: „Неуловимые мстители“, „Всадник без головы“ и „Призрак замка Моррисвилль“. При просмотре последнего дети просто пищали все от восторга. Главное, что этот фильм и в прошлом, и в позапрошлом году уже показывали, но нет — нам все равно всегда было интересно его пересмотреть».

«С этими уже не расставались»

«Было очень весело, мы вообще вели крайне социальную жизнь, и все были такими общительными! Что в школах, что после школы на всяких кружках.Конечно, жалко, что нынешние дети лишены многого в этом плане, потому что сейчас они даже гулять не ходят во двор. Мы-то без конца пропадали во дворе.
Поэтому пионерский лагерь был для нас только продолжением нашей общественной жизни. Там складывались, конечно, немного другие взаимоотношения. Потому что если в школе, когда учишься, расстаешься на ночь, то в лагере мы уже не расставались! И все продолжалось — со страшилками перед сном, со всякими побегами, гулянками и прочими делами».
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика