Мусуме: зачем русские моряки заводили в Японии «временных жён»

Мусуме: зачем русские моряки заводили в Японии «временных жён»

Оказываясь в иностранных портах, моряки во все времена прибегали к услугам женщин лёгкого поведения. Однако в Японии во второй половине XIX века у русских офицеров была возможность не только снять проститутку, но и «жениться» – правда, на заранее оговорённый срок.

Девушки-мусуме

Японское слово «мусуме» («мусумэ» или «мусме») буквально переводится как «дочь», «девушка» или «девочка». Так могли называть служанку, подающую еду гостям во время обеда. Однако в эпоху Мэйдзи это слово стали применять к девушкам, которых «выдавали замуж» за иностранцев. При весьма терпимом отношении к проституции в Японии это явление не вызывало осуждения. Сами девушки, скопив таким способом деньги на приданое, часто потом удачно выходили замуж.
Не избежали соблазна «жениться» на мусуме и русские моряки, посещавшие Нагасаки, хотя с точки зрения православия это считалось блудом. Есть даже свидетельство, что неофициальное разрешение офицерам на сей счёт дал военно-морской министр императорского флота.
«Это делается очень просто: если вы намереваетесь прожить, положим, три или четыре года здесь, вы прямо выкупаете женщину, и заключаете с её «хозяином» контракт на это время; –вспоминал морской офицер Густав Армфельд, посещавший Японию на корвете «Варяг», – Она делается вашей законной женой; – не нравитесь вы ей или даже боится она вас – это не спрашивается, не говоря уже о чём-нибудь высшем; также вы можете сделать контракт на месяц, два, три и т.д.»
Большинство мусуме проживало в «русской деревне» Иноса (Ионасса) под Нагасаки. Как писал вице-адмирал Генрих Цывинский, девушек обычно находили в двух ресторанах, которые содержали японки Ойе-сан и Оматсу-сан. Эти женщины в своё время сами прошли путь мусуме, благодаря чему смогли открыть заведения. Примечательно, что этих матрон, «скрашивавших» досуг русских офицеров, в 1891 году пожаловал дорогими подарками наследник престола Николай Александрович.
«Жениться» на мусуме стоило 40 иен в месяц, ещё за 20 иен офицер мог снять домик. Цывинский описывает характерные сцены «медовых месяцев», когда русские моряки, одетые в кимоно, проводили время со своими «жёнами» на верандах. На корабль офицеры возвращались утром, причём мусуме входили с ними в шлюпки и провожали до самого борта. Затем девушки отправлялась в ресторан Ойе-сан или Оматсу-сан, где их бесплатно кормили. Как только русский корабль уходил из Нагасаки, мусуме начинала искать себе следующего временного «мужа».

Японская «невестка» Менделеева

Отношения с мусуме заводили моряки из самых видных русских семей. Можно назвать, например, имя Владимира Менделеева, сына знаменитого химика Дмитрия Менделеева. Он заключил брачный договор с японкой по имени Така Хидесима в 1892 году, на время стоянки фрегата «Память Азова». Уже после отплытия Менделеева Така родила дочь, которую назвала Офудзи.
Когда об этом узнал Дмитрий Менделеев, он каждый месяц стал посылать в Японию деньги на содержание внучки. В архиве Менделеева сохранилась единственная известная фотография Хидесимы с девочкой. Така эпизодически переписывалась с Владимиром и его отцом (известны письма от 1893 и 1894 года). Мусуме столкнулась с большими материальными трудностями, ей пришлось закладывать вещи и просить помощи у знакомых Владимира. Она писала, что имея дочь, не может выйти замуж за другого мужчину и готова ждать возвращения отца ребёнка. Однако Владимир Менделеев остался холоден к этим просьбам. Возможно, он поверил слухам о том, что Така родила от другого мужчины.
В 1896 году сын химика женился на Варваре Лемох, а через два года умер в возрасте 33 лет. По свидетельству его сестры Ольги, Така и Офудзи погибли в Токио во время землетрясения.

«Наша великая княгиня»

Другой исторический сюжет нашёл отражение в известной песне «Девушка из Нагасаки», входившей в репертуар Владимира Высоцкого. Предположительно, прототип её главного героя – великий князь Александр Михайлович, которого в царской семье называли Сандро. С 1885 года он проходил службу на флоте, начав, как и Владимир Менделеев, со звания мичмана. Совершая на судне «Рында» рейсы в Индийский и Тихий океаны, каждые три месяца великий князь возвращался в Нагасаки, где была назначена главная стоянка.
Как вспоминал Александр Михайлович, он решил последовать примеру сослуживцев и найти себе мусуме, так как его положение холостяка «становилось прямо неудобным». Великий князь признавался, что выбрать одну из 60 претенденток оказалось непросто – в итоге он указал на девушку в синем кимоно только потому, что любил этот цвет. Александр Михайлович не мог нарадоваться на свою «жену», которая всегда была очень весела и обожала получать подарки. Местные жители называли её «нашей великой княгиней». С помощью мусуме Александр Михайлович усвоил ионасское наречие японского языка, что стало причиной конфуза на приёме у императора Мэйдзи. Когда истёк срок контракта, великий князь расстался с японской «женой». Оказавшись впоследствии на Дальнем Востоке, он узнал, что его весёлая «девушка из Нагасаки» умерла от чахотки в 1890 году.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика