Сталинские политические процессы в послевоенные 40-е

Сталинские политические процессы в послевоенные 40-е

Проведенная в 30-е «великая чистка» высшего партийного и государственного аппарата после войны продолжилась в существенно урезанном виде.

Сталин, сделав страну сверхдержавой, внимательно отслеживал формирование кадров по всем направлениям – в промышленности, армии, идеологии, науке и культуре. Он понимал, что во многом от кадров зависит успех дела. И в этом он убедился в 20-е и 30-е, когда переиграл всех своих противников.

Сталин исходил из того, что кадры сами по себе не появляются. Их надо воспитывать и держать в тонусе, выкорчевывая любые попытки отклонения от генеральной линии, которую определял сам вождь.

Кампании на культурном и научном фронте

При всей своей занятости Сталин всегда находил время читать и знакомиться с новинками в области литературы и искусства. С юности интересовавшийся и глубоко знавший русскую и зарубежную литературу и культуру и постоянно отслеживающий тенденции в советском искусстве, он обратил внимание, что в стране после войны на культурном фронте сложилась нездоровая обстановка.

Одной из причин такого положения он считал ослабление контроля партии за процессами в литературе, кинематографии, драматургии и науке. Что привело к появлению откровенно чуждых советскому образу жизни произведений, наносивших, с его точки зрения, серьезный вред развитию советского общества.

К тому же советские люди, освобождая Европу, своими глазами увидели, что там живут все-таки лучше. И хотели бы таких же перемен у себя в стране.

Сталин задумал провести серию кампаний, призванных охватить наиболее важные области духовной жизни общества. Начал он с литературы. С юности он всегда много читал. Его начитанность и эрудиция проявлялись в выступлениях и беседах с людьми совершенно разного круга. Он хорошо знал русскую классическую литературу, любил произведения Гоголя и Салтыкова-Щедрина. В области иностранной литературы был хорошо знаком с произведениями Шекспира, Гейне, Бальзака, Гюго.

В 1946 году Сталин сформулировал свой основной тезис по этому вопросу, что в последнее время во многих литературных произведениях просматриваются опасные тенденции, навеянные тлетворным влиянием Запада, и что на страницах советских произведений советские люди все чаще изображаются в карикатурной форме.

В августе вышло постановление ЦК «О журналах «Звезда» и «Ленинград», в котором подверглись атаке целые литературные направления и отдельные писатели, заслуживающие сурового осуждения.

Особо резко осуждались писатель Зощенко и поэтесса Ахматова, произведения которых публиковались на страницах журнала «Звезда».

Зощенко вменялось в вину подготовка безыдейных и идеологически чуждых советской литературе произведений.

А Ахматова называлась

«типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии».
Постановлением предписывалось прекратить доступ в журнал «Звезда» произведений Зощенко, Ахматовой и им подобных. А журнал «Ленинград» и вовсе закрывался. Здесь он проявлял себя до крайности жестким, придирчивым и непримиримым цензором. Не жалел самых резких эпитетов при оценке произведений, которые, по его мнению, были политически вредными. И противоречили курсу партии в области духовной жизни.

Так Сталин понимал идейность в литературе и отстаивал ее.

Он, безусловно, любил и высоко ценил искусство кино, театра и музыки. Это признают все, кто сталкивался с ним. Любил концерты, особенно с участием вокалистов, таких как Козловский. С увлечением слушал классическую музыку, когда за роялем сидел такой выдающийся пианист, как Гилельс.

Сталин считал, что одной из важных причин крупных недостатков в репертуаре драматических театров является неудовлетворительная работа драматургов, которые стоят в стороне от вопросов современности, не знают жизни и запросов народа, не умеют изображать лучшие черты и качества советского человека. Наиболее концентрированное выражение политика в области театра нашла в вышедшем в августе 1946 года постановлении ЦК партии «О репертуаре драматических театров».

Постановление признало состояние репертуара театров неудовлетворительным. Пьесы советских авторов оказались вытесненными из репертуара театров страны. А среди небольшого количества пьес на современные темы было много слабых и безыдейных.

Великую роль в формировании духовного облика советского общества Сталин отводил и киноискусству. По его инициативе в создании фильмов был сделан сдвиг в сторону исторической тематики, посвященных видным деятелям российской истории – полководцам, ученым, деятелям культуры.

Он рекомендовал режиссерам возвратиться к оценке личности и исторической роли Ивана Грозного, как национального царя, отстаивающего русские национальные интересы от иностранного влияния. Вождь хотел, чтобы зрители видели в Иване Грозном жесткого, но справедливого правителя, каким он представлял и самого себя.

Вмешательство Сталина в научную среду было далеко не удачным.

Особенно это проявилось в возвышении им довольно посредственного и безграмотного биолога Лысенко, внушившего вождю, что его «изыскания» в области производства зерна могут принести сказочные урожаи.

В конце 40-х это привело к процветанию «лысенковщины», подвергшей (под предлогом борьбы с «вейсманизмом – менделизмом – морганизмом») разгрому и шельмованию советскую школу генетики. К лету 1952 года Сталин убедился в том, что с возвышением Лысенко и установлением его монополии в сфере биологической науки, он сильно оплошал. И дал указание навести здесь порядок.

Борьба с космополитами и Еврейским антифашистским комитетом

Тема борьбы с космополитизмом охватывает много различных аспектов, взаимосвязанных друг с другом.

Начало было положено редакционной статьей газеты «Правда» 28 января 1949 года «Об одной антипатриотической группе театральных критиков».

В ней подчеркивалось, что есть люди, зараженные пережитками буржуазной идеологии, пытающиеся отравлять творческую атмосферу советского искусства своим тлетворным духом и наносящих ущерб развитию литературы и искусства. В статье поименно указывались

«безродные космополиты»,
в основном еврейской национальности и ставилась задача

«покончить с либеральными ничтожествами»,
лишенными здорового чувства любви к Родине и к народу. По поводу либералов актуально и сегодня.

Повсеместно в творческих организациях стали проводиться собрания с осуждением безродных космополитов. Все они подвергались не только критике, а злобному осмеянию и характеризовались как преступники. Кампания касалась не только лиц еврейской национальности, она носила всеобщий характер, затрагивая разные слои творческой интеллигенции. Постепенно борьба с космополитизмом перешла в дело Еврейского антифашистского комитета.

Истоки этого дела лежат в 1944 году, когда руководители ЕАК обратились через Жемчужину (жену Молотова) с письмом в правительство о создании на территории Крыма Еврейской советской социалистической республики. В письме утверждалось, что создание республики в Крыму будет способствовать изживанию антисемитизма в стране.

И Крым наиболее соответствует требованиям в отношении вместительности для еврейского народа. В Крыму тогда выселили татар. И эта территория была относительно свободна.

Идея не нашла поддержки у Сталина и постепенно заглохла.

Комитет явочным порядком развернул свою деятельность в стране. И стал присваивать себе функции главного уполномоченного по делам еврейского населения.

Министерство госбезопасности в докладной Сталину в конце 1947 года внесло предложение ликвидировать ЕАК, действия которого разжигали националистические настроения среди евреев Советского Союза. Сионисты использовали этих людей для нагнетания недовольства политикой властей.И это особенно стало заметно после образования в мае 1948 года государства Израиль.

СССР первый де-факто признал в мае 1948 года независимость Израиля. Сталин пошел на это, поскольку в Израиле проживало много эмигрантов из России. Там идеи социализма были довольно популярны. И вождь собирался сделать Израиль форпостом социализма на Ближнем Востоке. Однако эти геополитические расчеты Сталина не оправдались. Правящие круги Израиля вскоре повернулись лицом к Западу. И ему пришлось проводить уже другую политику.

Сталин обоснованно рассматривал ЕАК как центр притяжения произрильских настроений. И в ноябре 1948 года министерству госбезопасности было поручено распустить комитет. И готовить процесс по обвинению руководства ЕАК в работе на иностранные разведки.

Под этот сценарий отобрали наиболее активную часть ЕАК. В неё вошли широко известные в стране представители еврейской интеллигенции – дипломаты, ученые, артисты, поэты, писатели и общественные деятели.

Обвинение было выдвинуто и против жены Молотова Жемчужиной. Ей вменялись в вину встречи с послом Израиля Голдой Меир, установление постоянных контактов с представителями ЕАК и Михоэлсом, поддержка их националистических действий и передача им закрытой информации.

По одной из версий она сообщила секретные сведения, которые она случайно услышала при разговоре Сталина и Молотова. В конце декабря Жемчужина была исключена из партии и через месяц арестована. На заседании Политбюро Сталин обвинил Молотова, что он делится со своей женой обсуждаемыми на Политбюро вопросами, а та передает информацию членам ЕАК.

Процесс по делу ЕАК состоялся в мае-июле 1952 года. Жемчужина по нему не проходила. В декабре 1949 года Особым совещанием она была приговорена в пяти годам ссылки.

Военная коллегия Верховного суда по делу ЕАК приговорила 13 человек к расстрелу и двух – к тюремному заключению. Руководитель комитета Михоэлс, имевший широкие связи за рубежом, до процесса в январе 1948 года был ликвидирован в подстроенной автомобильной катастрофе.

В 1948–1952 годах в связи с делом ЕАК, были арестованы и привлечены к уголовной ответственности по обвинению в шпионаже и антисоветской деятельности 110 человек – партийные и советские работники, ученые, писатели, поэты, журналисты и артисты, из них10 человек приговорены к расстрелу.

Процессы над военными

Не забывал Сталин держать в тонусе и военных.

Несмотря на их заслуги во время войны, они должны были чувствовать, что в любой момент их судьба может резко измениться.

По ложной информации своего сына Василия, генерала ВВС, он отдал распоряжение Абакумову о расследовании так называемого «дела авиаторов».

В апреле 1946 года в МГБ было сфабриковано дело о том, что бывший нарком авиационной промышленности Шахурин, бывший командующий ВВС Новиков и ряд других лиц якобы умышленно наносили вред военно-воздушным силам. Они поставляли на вооружение бракованные или с серьезными конструктивными недостатками самолеты, что вело к катастрофам и гибели летчиков.

Фактически имела место некачественная поставка самолетов в войска. Поскольку фронт требовал большого количества самолетов, их просто не успевали качественно изготовить и довести должным образом.

Арестованные руководители промышленности и авиации на допросах с пристрастием начали давать ложные показания и оклеветали себя и других лиц, что привело к дополнительным арестам. Абакумов убеждал Сталина, что это было умышленное вредительство.

Но тот не доверял этим обвинениям. И дополнительные проверки показали, что из-за сжатых сроков были случаи выпуска недоработанных самолетов. По «делу авиаторов» суд в мае 1946 года за некачественный выпуск продукции и сокрытие этих фактов приговорил обвиняемых к различным срокам заключения.

По «делу авиаторов» косвенно пострадал и Маленков, поскольку он курировал авиационную промышленность. А на маршала Жукова были получены от Новикова ложные показания, что во время войны тот вел антисоветские разговоры, критиковал Сталина, заявляя, что вождь завидует его славе, и что маршал может возглавить военный заговор. Абакумов предъявил также письменные заявления от военных, в которых они обвиняли маршала в зазнайстве, унижении и оскорблении подчиненных, а нередко – и в рукоприкладстве.

В это время в МГБ расследовалось «трофейное дело», по которому проходил и Жуков.
На заседании Высшего военного совета в июне 1946 года Жукову было предъявлено обвинение в незаконном присвоении трофеев и раздувании своих заслуг в деле разгрома Гитлера. В процессе заседания Жуков молчал и не оправдывался, высшие военачальники поддержали маршала, но члены Политбюро обвинили его в «бонапартизме», освободили от должности Главкома сухопутных войск и перевели командующим Одесским военным округом.

В рамках «трофейного дела» (1946-1948) Сталин поручил Абакумову разобраться, кто из генералитета вывез из Германии больше пределов разумного и наказать их во имя пресечения разложения армии. По итогам расследования три генерала — Кулик, Гордов и Рыбальченко были расстреляны по совокупности преступлений, связанных не только с «трофейным делом», и еще 38 генералов и адмиралов получили различные тюремные сроки.

В конце 1947 года репрессиям подверглись также главнокомандующий ВМФ адмирал Кузнецов, его заместитель адмирал Галлер, адмиралы Алафузов и Степанов. Им предъявили надуманное обвинение в передаче в 1942–1944 годах Великобритании и США секретной информации о вооружении кораблей ВМФ и секретных морских карт.

Военная коллегия Верховного суда в феврале 1948 года признала их виновными в предъявленных обвинениях. Но, учитывая большие заслуги Кузнецова, постановила не применять к нему уголовного наказания. Он был понижен в звании до контр-адмирала. Остальные обвиняемые были осуждены на различные сроки заключения.

Попали под репрессии и военачальники артиллеристы. В декабре 1951 года были необоснованно освобождены от должности заместитель министра обороны маршал артиллерии Яковлев и начальник Главного артиллерийского управления Волкотрубенко. В феврале 1952 года они были арестованы по обвинению во вредительстве при создании 57-мм автоматических зенитных пушек. Сразу после смерти Сталина обвинения сняли. И они были восстановлены в своих правах.

Занимаясь военными, Сталин не забывал и о чистках МГБ. В мае 1946 года глава ведомства Меркулов, человек Берии, был заменен на Абакумова. И само министерство подверглось перетряске. А в сентябре 1947 года курировавший МГБ Берия был заменен на секретаря ЦК Кузнецова.

Борьба соратников Сталина

Сталин, исходя из своей мнительности, подозрительности и жажды единоличной власти, а также возможного психического расстройства, преследовавшего его на протяжении многих лет, вряд ли кому из своего окружения серьезно доверял. Особенностью тактики и стратегии Сталина по отношению к соратникам было то, что он постоянно тасовал карты, сбивая их с толку. И никто из них не имел надежную гарантию от неожиданной опалы или даже расстрела.

Он прекрасно был осведомлен о внутренних взаимоотношениях между соратниками, где развертывалась жесткая борьба между ними за благосклонность вождя. Недавний фаворит мог неожиданно оказаться в опале и вместо возвышения опасаться за свою жизнь.

В конце войны наибольшим расположением Сталина пользовался Молотов. Но в конце 1945 года на него обрушился сокрушительный удар. Сталин обвинил его в серьезных международных промахах, уступчивости, либерализме и мягкотелости, приведших к публикациям в западной прессе клеветнических измышлений по отношению к советской власти и лично Сталину. В своей телеграмме членам Политбюро он фактически вынес приговор Молотову, написав, что больше не может считать его своим первым заместителем. И никакие оправдания Молотова не помогли. Через несколько лет Молотов получил еще один удар, связанный с участием его жены в процессе над ЕАК. И ему реально грозила серьезная опала.

Такая же угроза нависла над Маленковым, который оказался в 1946 году причастным к «делу авиаторов». Он находился под домашним арестом. Потом его удалили из секретариата ЦК и бросили на хлебозаготовки в Сибирь. И только в июле 1948 года он был восстановлен секретарем ЦК.

Не так однозначна была и судьба Берии.

После его усиления при завершении «великой чистки» 30-х, Сталин в 1945 году освободил его от должности главы НКВД, бросив на курирование атомного проекта. А в 1947 году отодвинул его и от курирования этой спецслужбы, заменив Кузнецовым. После успешного завершения атомного проекта влияние Берия вновь возросло.

В октябре 1952 года на XIX съезде партии Сталин неожиданно подверг резкой и уничижительной критике Молотова и Микояна, вызвавшей ошеломление у его соратников.

К 1948 году в окружении Сталина сложились две группировки.

С одной стороны продвигаемая вождем мощная «ленинградская группа», в которую входили член Политбюро и председатель Госплана Вознесенский, секретарь ЦК Кузнецов, член Политбюро и зампред Совета Министров Косыгин, первый секретарь Ленинградского обкома Попков и глава Совета Министров РСФСР Родионов. В своей деятельности молодые руководители проявляли инициативу и самостоятельность в решении хозяйственных и организационных задач.

В этой группе выделялся Вознесенский, который, занимая один из ключевых постов в правительстве, признавался как один из лучших экономистов страны и знатоков военной экономики. При этом он страдал амбициозностью, высокомерием и грубостью даже по отношению к членам Политбюро. К тому же он был шовинистом, Сталин называл его

«великодержавным шовинистом редкой степени».
Им противостояла «старая гвардия» в виде альянса членов Политбюро Маленкова, Берии, Булганина и назначенного в 1949 году секретаря ЦК Хрущева.

Между группировками постоянно шла подковерная борьба за влияние на вождя, закончившаяся в 1950 году физическим уничтожением «ленинградцев» и доминирующим положением на вершинах власти группы Маленкова.

Сталин сам провоцировал этот процесс. Всегда стремился поддерживать среди соратников атмосферу зависти и недоверия друг к другу и на этой почве укреплять свою личную власть. В близком кругу соратников он уже в 1948 году высказывал соображения, что уже стар. И надо подумать о преемниках. Они должны быть молодыми. И в качестве примера приводил Кузнецова, который мог бы заменить его в руководстве партии, и Вознесенского как главу правительства, поскольку он блестящий экономист и отличный управленец.

Такие заявления вождя не могли не насторожить группу Маленкова. И это стало своеобразной пружиной, приведшей в действие механизм запуска «ленинградского дела».

«Ленинградское дело» было сфабриковано. И вызвано непрекращающейся борьбой двух группировок, стремлением старых соратников, не гнушаясь никакими средствами, уничтожить ленинградскую группировку и усилить свою власть.

Они боялись, что молодая ленинградская команда придет на смену Сталину и сметет их с политического олимпа. Это был один из крупнейших промахов Сталина. Он все более утрачивал контроль над своими действиями. И был неспособен противостоять провокационным доносам, которыми снабжали его Берия и другие ближайшие соратники, умело играя на его чувствах.

Поводом для фабрикации ложных обвинений в отношении «ленинградцев» послужило проведение в январе 1949 года в Ленинграде Всероссийской оптовой ярмарки. Маленков выдвинул против них обвинение в том, что они провели ярмарку без ведома и в обход ЦК и правительства. Им вменялось в вину, что они противопоставляют себя ЦК, стремятся огородить ленинградскую организацию от партии и якобы намеревались даже создать компартию Российской Федерации, чтобы укрепить свои позиции в борьбе против центра, то есть против Сталина.

По указанию Сталина 15 февраля 1949 года Политбюро рассмотрело вопрос об антипартийных действиях этой группы и постановило освободить их (кроме Вознесенского) от занимаемых должностей. Вознесенского привязали к этому делу позже по заявлению Берии, что Вознесенский умышленно ввел в заблуждение правительство о плане промышленного производства. Решением Политбюро 5 марта 1949 года Вознесенского освободили от должности председателя Госплана. Эти постановления послужили фактическим основанием для начала разработки «ленинградского дела».

Эта группа в узком кругу действительно обсуждала возможность создания компартии РСФСР, не видя ничего плохого в этом. К тому же им было известно, что Сталин не исключал возможности выдвижения Вознесенского и Кузнецова на высшие посты в государстве. И это льстило их самолюбию.

Но вождь не забыл о действиях Зиновьева по созданию в 1925–1926 годах в Ленинграде оппозиции его курсу. И сама мысль о возможном повторении этого процесса для него была недопустимой, так как он видел в их рассуждениях покушение на его единоличную власть.

Для подозрительного Сталина такой оборот много значил. И этого было вполне достаточно для начала реализации плана по разгрому ленинградских «оппозиционеров».

В июле 1949 года Абакумов сфабриковал материалы о связях Капустина с английской разведкой. И он был арестован. А в августе по обвинению в контрреволюционной деятельности были арестованы Кузнецов, Попков, Родионов и Лазутин. В октября арестовали и Вознесенского.

После длительного разбирательства и допросов с пристрастием все, кроме Вознесенского, признали свою вину. И в сентябре 1950 года Военной Коллегией Верховного суда они были приговорены к расстрелу.

После расправы над «центральной группой» состоялись судебные процессы над остальными участниками «ленинградского дела». Жестоким репрессиям было подвергнуто 214 человек, в большинстве своём – близких и дальних родственников осужденных.

Доверившись проискам группы Маленкова и уничтожив ленинградскую группу, Сталин совершил серьезную политическую ошибку, убрав с политического поля верных соратников, не совсем обдуманно рассуждавших о возможных раскладах в политическом руководстве. И оставил рядом с собой прожженных политиканов, мечтавших захватить власть.

Дело врачей

Дело врачей раскручивалось в обстановке тяжелой болезни Сталина и его постоянно растущей подозрительности, искусственно нагнетаемой соратниками. Прежде всего, систематическими докладами Берии о раскрытии заговоров.

Одновременно раскручивалось «мингрельское дело», направленное против Берии. Поскольку он был мингрелом и курировал положение в Грузии.

В ноябре 1951 года Политбюро приняло постановление о взяточничестве в Грузии и об мингрельской антипартийной группе Барамия, которая (помимо покровительства взяточникам) преследовала цель захвата власти в Грузии.

Толчком к раскручиванию дела врачей стало письмо в августе 1948 года врача Кремлевской больницы Тимашук начальнику охраны Власику и Кузнецову, в котором утверждалось, что при лечении Жданова ему поставили неправильный диагноз и назначили лечение, приведшего его к смерти.

По наущению Берии и Маленкова следователь Рюмин в июле 1951 года написал письмо Сталину, в котором обвинил Абакумова, что тот покрывает врачей вредителей, убивших Жданова и кандидата в члены Политбюро Щербакова. Сталин мгновенно отреагировал. Абаумова освободили от должности и предали суду.

В МГБ возобновили следствие по делу о террористической деятельности врачей. И в конце1952 года оно по указанию Сталина стало раскручиваться уже в другом направлении. В январе 1953 года Маленков вызвал Тимашук и сообщил ей о награждении орденом Ленина.

Сразу же было опубликовано сообщение ТАСС. В нем говорилось, что раскрыта террористическая группа врачей, ставивших своей целью, путем вредительского лечения, сократить жизнь руководителям страны. Следствием было установлено, что участники террористической группы, преднамеренно злодейски подрывали здоровье последних, ставили им неправильные диагнозы, а затем неправильным лечением губили их.

Преступники признались, что сократили жизнь Жданова и Щербакова, применив при их лечении сильнодействующие лекарства и установив пагубный для них режим, доведя таким путем до смерти. Также они старались подорвать здоровье советских руководящих военных кадров – Василевского, Говорова, Конева и ослабить оборону страны. Однако арест расстроил их злодейские планы.

Установлено, что все врачи-убийцы были агентами иностранной разведки и связаны с международной еврейской буржуазно-националистической организацией «Джойнт».

Все органы пропаганды были заполнены материалами об убийцах в белых халатах. Кампания носила антиеврейскую направленность, что вызвало глубокую и обоснованную тревогу среди еврейского населения. В стране наблюдалось нечто вроде массовой истерии. Советский народ с гневом и возмущением клеймил преступную банду убийц и их иностранных хозяев.

Стали распространяться слухи среди лиц еврейской национальности о предстоящем принудительном выселении их в отдаленные районы страны. Ситуация была накалена до предела. Вся страна с тревогой ожидала дальнейшего развития событий. Но их не последовало. И причина была одна – смерть самого вождя. Она положила конец этой кампании.

Вождь скончался собственной смертью, отягощенный целым набором болезней. Хотя есть версия, что Сталину помогли умереть.

Возможно это и так. Но ничем такая версия не подтверждается¸ кроме надуманных измышлений некоторых российских историков.

Как бы там ни было, эра Сталина закончилась.

А «старая гвардия» консолидировалась. И начала схватку за сталинское наследие.

Автор:Юрий Апухтин
Использованы фотографии:ds02.infourok.ru
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика