Хотите военно-морскую базу на Красном море? Заплатите больше!

Хотите военно-морскую базу на Красном море? Заплатите больше!

Власти Судана решили пересмотреть соглашение с Россией по военно-морской базе в Порт-Судане на Красном море. Об этом со ссылкой на источник в военном ведомстве этой восточноафриканской страны сообщает РИА Новости.

В частности, официальный Хартум рассчитывает, что в ответ на готовность суданского руководства разместить на территории страны пункт материально-технического обеспечения ВМФ РФ Москва окажет республике экономическую помощь. При этом соглашение на аренду участка под базу подписывается сроком на пять лет с возможностью продления еще на двадцать пять лет.

Напомним, по первоначальным договоренностям о российской базе на Красном море (о них стало известно в ноябре 2020 года), соглашение должно было действовать в течение 25 лет с автоматическим продлением на десятилетние периоды. На этот срок, как предполагалось, суданская сторона передаст России в безвозмездное пользование территорию, включая береговую зону, водную акваторию и зону причального фронта, а также необходимые объекты недвижимого имущества.

Правда, было условие, что максимальная численность личного состава пункта МТО не должна превышать трехсот человек, и одновременно находиться там могут не более четырех кораблей.

Собственно, о желании властей Судана внести правки в договор стало известно еще 1 июля. Тогда начальник штаба суданских вооруженных сил Мухаммад Усман аль-Хусейн объявил о планах пересмотреть соглашение «с учетом интересов страны». Также военачальник отметил, что после того, как Вашингтон исключил Судан из списка пособников терроризма, страна не будет ограничиваться военным сотрудничеством с Россией и Китаем, поскольку может сотрудничать теперь с США и государствами Запада.

Как бы то ни было, но 12 июля на пресс-конференции по итогам переговоров с министром иностранных дел Судана Мариям аль-Махди глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что суданские партнеры готовятся ратифицировать соглашение по российской военно-морской базе «в соответствии с теми процедурами, которые для этой цели существуют в суданском парламенте».

Что касается российской стороны, то, по словам министра, рассмотрением документа займется уже новый состав Госдумы.

И вот теперь вопрос, пойдет ли Россия на новые условия Судана?

Пока предложение Хартума Москва никак не комментирует. Но, как сообщил Федеральному агентству новостей источник, близкий к Кремлю, платить Россия не собирается.

По его словам, «предложение от правительства Хамдока уже озвучивалось российской стороне и мы сообщили, что ни о какой торговле не может быть и речи. На данный момент РФ не планирует разворачивать базу в Порт-Судане».

В посольстве Судана, между тем, заявили, что страна не просила Москву об экономической помощи в обмен на соглашение о военной базе РФ. Временный поверенный в делах Судана в нашей стране Онур Ахмад Онур назвал эту новость «безосновательной». И уточнил, что Судан рассчитывает на подписание окончательного варианта соглашения о базе «в ближайшее время» после внесения небольших изменений.

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила профессора Восточного факультета СПбГУ, доктора исторических наук Игоря Герасимова:

— Что касается нашей базы, то мы ее, собственно, пока и не создавали. Мы лишь изучали возможности для этого, подбирали конкретное место и согласовывали все это с суданской стороной. Похоже, что дальше вопрос не продвинулся.

Относительно перспектив сотрудничества в целом могу сказать, что с Суданом взаимодействовать нужно. Потенциально это очень интересная для нас страна. Это и аграрное сотрудничество, а также возможные какие-то гуманитарные и образовательные программы. То есть у этой страны есть перспективы.

Сказать, что она целиком африканская, нельзя — это все-таки арабо-африканская страна, сочетающая такие две мощные цивилизации. Но сейчас у них очень сложный период. Я бы сказал, турбулентный период. Очень нестабильная экономика.

Те, кто встали во главе государства после смещения президента Омара аль-Башира, который традиционный и военный лидер, они ищут какие-то возможности маневров. Но, похоже, возможности эти, в общем-то, узкие.

Ходы американской администрации как раз понятны. Идет попытка взаимодействия с Суданом, скажем так, на не очень выгодных для Судана условиях. Но деваться им, похоже, и некуда.

Мы для них лишь некая страна (конечно, могучая, мощная в военном плане) с перспективами. Поэтому и вопрос о базе, может быть, они полностью разрывать не будут. Это идет прощупывание каких-то возможностей извлечения пользы для себя. Я только так это вижу.

«СП»: — Так они и не скрывают, что ищут «пользу и выгоду» для себя. Но насколько нам эта база нужна?

— Если учесть, что выход в Красное море в последние годы стал объектом повышенного внимания таких стран, как Америка, Франция, Китай (китайцы уже имеют свою базу в Джибути), то по большому счету, конечно, нам нужно иметь такую точку присутствия в этом регионе. Просто из соображений стратегических.

В свое время такой страной был Йемен — в частности, Аден и остров Сокотра. Но сейчас в Йемене идет война и создавать там какую-то инфраструктуру нельзя.

Судан был бы хороший вариант. Но если условия окажутся неприемлемыми, то мы не можем тут все время идти на компромиссы. Поэтому, наверное, этот вопрос просто будет откладываться, но не будет сниматься окончательно.

То есть нынешние заявления суданского руководства — это, скорее, тактические уловки. В конце концов, я думаю, стороны будут к этому возвращаться. Эта тема не завершена.

«СП»: — Ряд экспертов связывают нынешнюю ситуацию с коррупцией в высших эшелонах правительства в Хартуме. Ваше мнение?

— Такая проблема действительно есть. Потому что такова природа местной элиты. И там очень сложно себе представить бескоррупционное развитие. Для них это форма существования и форма видения государства, когда идет протекция каких-то своих соплеменников, поскольку никто трайбализм в Судане не отменял. Племенные отношения, они были и остаются. Это, конечно, не Афганистан, но в значительной мере принадлежность к племени, она обуславливает некую психологию человека. А если говорить о власти, то — однозначно, поскольку у каждого племени свои приоритеты.

Судан — очень сложная в этническом и племенном плане страна, поэтому такое явление, как коррупция, оно там весьма распространенное. Они и сами от этого страдают, но какой-то другой формы власти там нет.

«СП»: — Тогда, наверное, нам сложно рассчитывать, что такая проблемная страна будет договороспособной?

— Думаю, да. И поскольку тот же Абдалла Хамдок, который пришел на лидирующие позиции после смещения аль-Башира, в общем-то, не является пророссийским политиком, то ожидать какого-то всплеска сближения вряд ли стоит. Они будут балансировать.

Военный эксперт, капитан 1 ранга запаса Сергей Ищенко, в свою очередь, считает, что на пятилетний срок аренды соглашаться нельзя:

— Столько времени только на строительство базы уйдет, это несерьезно. У России, естественно, должны быть свои условия.

Понятно, что Судан в данном случае торгуется. Ведь у нас нет гарантии, что он одновременно не предлагает такую же базу построить еще и другим странам. Это обычный торг на восточном базаре — кто больше даст.

И если мы готовы дать больше, то это достанется нам. Если нет, значит, достанется туркам (известно же, что Турция заинтересована) или еще кому-то, кто даст больше.

Но отталкиваться следует от факта, что база на Красном море нам нужна очень. И вариантов немного. Кроме Судана, их по сути и нет.

Поэтому можно прогнозировать, что будет большой торг. Мы будем предлагать поставки оружия, будем помогать, может быть, в строительстве гражданской инфраструктуры. Или кредиты какие-то обещать.

Но, повторюсь, вариант на пять лет для нас совершенно неприемлем. Поэтому в процессе торга, скорей всего, будут меняться и условия строительства базы.

Такая база, несомненно, нужна. Потому что это не только Красное море, это, главным образом, Индийский океан и Персидский залив — туда эта база ориентирована и в этом смысле она для нас интересна.

Судан, может быть, не самая лучшая с этой точки зрения страна, потому что там действительно нестабильный режим, они периодически совершают перевороты. Но выбирать не приходится — в том районе не так много вариантов.

«СП»: — Тогда почему уже с нашей стороны пошли заявления, что о торге не может быть и речи. Что, в общем, и базу разворачивать в Порт-Судане мы не планируем?

— А это как раз и есть элемент торга с нашей стороны. Я думаю, что мы просто наблюдаем элементы торга и со стороны Кремля и со стороны Судана. Но с точки зрения Военно-морского флота и нашего присутствия в Индийском океане и Персидском заливе, понятно, что нам там очень бы хотелось эту базу иметь. Тем более, вариантов немного.

Но американцам этого не хочется. Если мне память не изменяет, когда был первый тур этого торга, то Штаты как раз вмешались и посулили Судану существенную помощь. Именно после этого суданские власти начали «кривить лицо» и говорить, что договоренности с Россией ничего не значат.

Но это было под влиянием американских денег. Сейчас, вероятно, они хотят что-то получить и с нас.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика