Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

В нашем цикле о потерях России и Германии в Великой Отечественной войне всего 6 статей. Первые четыре были посвящены потерям России, а последние две (сегодняшняя и следующая) – Германии.

В предыдущих частях обзора («Эзопов язык потерь: общеевропейская империя VS Россия» и «Потери России/СССР в войне с фашизмом: язык цифр» констатировалось, что Европа тех лет (в жажде превосходства и расправы над варварами-славянами на Востоке) объединилась против общего врага – России. Что привело к огромным потерям как военнослужащих Красной Армии, так и мирных жителей СССР.

В третьей части Потери среди мирного населения в 1941–1945: фейки и факты были рассмотрены документы и цифры об огромных и необъяснимых ничем иным, кроме как нечеловеческой жестокостью гитлеровцев-карателей, жертвах среди мирного населения нашей страны в той войне.

В четвертой части Тиф в 1941–1944: бактериологическая война исследована версия о том, что нацисты намеренно уничтожали мирных жителей России, заражая их сыпным тифом. Дело в том, что уже на начало войны у вермахта была вакцина от этой инфекции. Тогда как СССР только к 1942 году смог такую отечественную сыпнотифозную вакцину изобрести и наладить её массовое производство. Кроме того, для защиты армии и народа от бактериологической агрессии в годы войны была полностью перестроена работа эпидемиологической службы страны.

В этой пятой и в следующей шестой частях мы детально изучим масштабы потерь Германии. Поскольку для описания данного вопроса было отобрано много материала, то для его подробного изложения нам понадобятся сразу две статьи.

Таким образом, в нашей первой статье о потерях Германии в 1941–1945 гг. мы детально рассмотрим различные версии о количестве как взятых в плен, так и пропавших без вести солдат вермахта.

Споры о без вести пропавших немцах

До сегодняшнего дня не прекращаются споры о точных показателях потерь германской армии в битве с Россией/СССР. Речь идет о тех цифрах, которые можно обосновать статистическими методами. Эксперты ссылаются на нехватку подлинных статистических данных о потерях Германии, что мотивируется разнообразными обстоятельствами.

Относительно понятная ситуация с численностью попавших в плен военнослужащих гитлеровской армии в Великую Отечественную войну.

Исходя из отечественных данных известно, что в СССР попало в плен порядка 3 172 300 военнослужащих Третьего рейха. Причем 2 388 443 из их числа содержались в учреждениях НКВД.

Но, например, оппозиционный историк-ревизионист (который всерьёз считает, что наш Великий День Победы следует отменить и превратить его лишь в скромные поминки) Б. Соколов оценивает численность пленных солдат вермахта в СССР как 2 730 000 человек:

Всего в советском плену побывало 2,73 млн бывших военнослужащих германской армии.
Немецкие же историки, напротив, полагают, что русские занижают число помещённых в лагеря военнослужащих Третьего рейха. Там настаивают, что в наших тюрьмах гитлеровцев было не почти 2,4 млн (российские архивы), а приблизительно 3 100 000 (немецкие списки, включающие пропавших без вести) фашистов.

Например, в книге «Война Германии против Советского Союза 1941–1945» под редакцией немецкого историка Рейнгарда Рюрупа (Reinhard Rürup) (1991) подчеркивается, что

«во время войны в советский плен попало около 3,15 миллионов немецких солдат, большинство из них – во время отступления немецких войск в 1944–45 гг. и после немецкой капитуляции.

Примерно каждый третий умер в плену».
Между отечественным и западным подходами к подсчёту налицо различие в исчислении попавших во время войны к нам в лагеря немцев.

Как это можно легко подсчитать (3,1 млн чел. минус 2,4 млн чел.), речь идет о приблизительно 700 000 по-разному учтённых пленных. Именно такое число бойцов вермахта числится без вести пропавшими. (При этом немцы записывают их в категорию умерших в лагерях СССР. А российские историки зачисляют их в число убитых в ходе боев).

Данное несходство цифр эксперты мотивируют следующим обстоятельством. Прежде всего, отличаются зарегистрированные в российских и зарубежных архивах итоги подсчета погибших германских военнопленных. Так, согласно исследованиям отечественных специалистов, в плену у Советов скончались 356 700 фашистов. Тогда как историки Германии увеличивают эту цифру погибших пленных немцев как минимум в 3 раза. Иными словами, в Берлине считают, что скончались в советском плену – 1 100 000 военнослужащих Германии.

Из этих двух точек зрения наиболее достоверной видится позиция российских ученых, которые объясняют эту разницу в 700 000 следующим образом. С позиции отечественных историков и документалистов, это как раз те немцы, которые действительно не вернулись из плена в Германию и поэтому там справедливо причисляются к пропавшим без вести. Но на деле они вовсе не скончались в советских лагерях, а были убиты ещё до того – раньше и на полях сражений.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

Немцы тоже лгут

Подавляющее число опубликованных работ об исчислении боевых демографических потерь вермахта и войск СС в качестве базового источника опираются на Центральное бюро (отдел) учета потерь личного состава вооруженных сил Германии, которое было включено в Генеральный штаб верховного главнокомандования немецкой армии.

Разумеется, западная историография тяготеет к двойным стандратам. Все советское и российское (включая методы подсчета, статистику и даже списки) априори обзывается «недостоверным». Тогда как всё немецкое, в том числе и их статистические данные, объявляется истиной в последней инстанции.

Тем не менее, если попристальнее приглядеться к немецкой статистической той самой хвалёной педантичности, то на поверку выясняется, что как раз тут-то она и споткнулась. Работа данного германского отдела учета потерь не впечатлила, в первую очередь, самих же немецких экспертов и исследователей, как раз в силу её сомнительного правдоподобия.

Возьмем, к примеру, такого уважаемого германского специалиста, как Рюдигер Оверманс (Rüdiger Overmans). Напомним, что этот немецкий военный историк бундесвера специализируется именно на периоде Второй мировой войны. А его книга «Военные потери Германии во Второй мировой войне» (1996, 1999, 2000, 2004) является одной из самых наиболее полных работ о потерях вермахта в тот период. Поэтому его мнение о качестве немецкой статистики тех лет является вполне компетентным.

Так вот, Р. Оверманс в своей статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии. Анализ итогов исследования при особом внимании к вопросу о потерях вермахта и среди изгнанных лиц» (1997) однозначно резюмировал:

«каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы».
Причем, этот специалист уточняет, что в ходе 1944 года в немецкой статистике всё больше и больше встречается такая пометка как

«нет данных»/конкретные данные отсутствуют».
К тому же при выяснении дел о пропавших без вести немцев в послевоенное время обнаружилось, что в период от вторжения в Нормандии на Западе до краха группы армий «Центр» на Востоке

«информация о потерях становилась все более неполной».
Ненадежность каналов поступления информации о потерях была лишь одной из проблем немецких военных статистов. Но и эту проблему эксперты считают вторичной. Потому что главной бедой немецких военных чиновников, как отмечает Р. Оверманс, стало как раз содержание статистики:

«более резко заявляет о себе и другая проблема – содержательное качество статистики».
Больше всего претензий у немецких специалистов как раз к статистической категории «пропавшие без вести». Дело в том, что начиная с 1943 года именно эта группа потерь играла все более значительную роль в статистическом массиве всех погибших солдат Гитлера. К 31 января 1945 года как «пропавших без вести» числилось уже 50 % от всех немецких потерь.

Но самое главное, что, когда эти пропавшие вдруг обнаруживались в своих частях или (как отставшие) продолжали воевать в других формированиях и даже когда их находили в госпиталях, никто цифру «без вести пропавших» не понижал в Германии. Вот, что пишет именитый историк бундесвера:

В эту категорию немецкие чиновники включали всех, местонахождение которых было неизвестно.

Исправление ошибок (применительно к тем случаям, когда пропадавшие без вести снова оказывались в своих частях, или когда, отстав от своих частей, военнослужащие продолжали воевать в составе других формирований, или когда, будучи ранены, они попадали в лазареты, а в их подразделениях об этом не было известно) не практиковалось.
И вот какой промежуточный вывод делает этот же военный историк:

«Таким образом, донесений о пропавших без вести на поверку оказывалось больше действительно пропавших без вести».
Что и требовалось доказать.

Выходит, точка зрения российских историков вполне оправдана и, более того, она справедлива.

А сейчас внимание. Окончательный вывод этого немецкого эксперта по Великой Отечественной войне таков:

«Поэтому с учетом всех аспектов нельзя считать достоверными ни данные ОКВ, ни основанные на них публикации».
Что касается позиции отечественных специалистов относительно того, что павших в боях немецкие чиновники почему-то записывали в списки «погибших в лагерях СССР», то на это их же светило германской исторической науки утверждает:

«Служебное заключение отдела потерь в штабе вермахта, относящееся к 1944 году, документально подтвердило, что потери, которые были понесены в ходе польской, французской и норвежской кампаний и выявление которых не представляло никаких технических трудностей, были почти вдвое выше, чем первоначально сообщалось».
Большинство экспертов придерживаются мнения Б. Мюллера-Гиллебранда (Burkhart Müller-Hillebrand), который исчислял людские потери вермахта как 3,2 миллиона человек и считал, что ещё 0,8 миллиона немцев скончались, будучи пленными.

Напомним, что этот исследователь служил в верхах армии бундесвера, а ранее в рейхсвере и вермахте. Был в английском и американском плену, после чего стал членом секции исторической дивизии армии Соединенных Штатов, где написал несколько исследований по истории Великой Отечественной войны. А завершил он свою военную карьеру как генерал-майор и заместитель начальника департамента стратегического планирования в штаб-квартире НАТО в Европе (SHAPE).

Так вот, этот немецкий исследователь в своей книге «Сухопутная армия Германии. 1933—1945 гг.» так оценивал долю пропавших без вести немецких военнослужащих:

«Пропавшие без вести за период до июня 1943 года составили в общем от 5 до 15 % от количества потерь убитыми».
Он, кстати, также неоднократно указывал на отсутствие достоверных статистических немецких данных о реальных потерях. Так, в этой же книге сообщалось следующее:

«Об убыли личного состава в действующей армии начиная с середины 1944 года статистических данных не имеется».
«Начиная с декабря 1944 года достоверных данных о потерях не имеется».
Тем не менее, организационный отдел ОКХ (Oberkommando des Heeres, Верховного командования сухопутными войсками) всего за четыре дня до празднуемого нами вот уже почти 76 лет Великого Дня Победы (01.05.1945 года) подготовил последний, как сегодня сказали бы, релиз или формально – финальную справку о потерях вооруженных сил Германии. Этот документ растиражирован. И на него любят ссылаться многие исследователи.

Так вот, согласно этому официальному немецкому документу, потери лишь сухопутных войск (включая войска СС, но без ВВС и ВМС) составили 4 617 000 военнослужащих. (Данные эти суммированы были с 1.09.1939 г. по 1.05.1945 г.).

Напомним, что сами немцы указывают, что централизованный реестр потерь в Германии практически прекратил отрабатываться, начиная с апреля месяца (примерно с его середины) последнего года Великой Отечественной войны. Ну а те сведения, которые вносились в статистику с наступлением 1945 года, неполны и не соответствуют действительности (требуют перепроверки).

Ну и, конечно, нельзя игнорировать слова самого главного рупора фашистов. Гитлер в одном из финальных своих радиовыпусков лично объявил о потерях, назвав как общие потери вооруженных сил страны 12 500 000, а как безвозвратные – 6 700 000 военнослужащих вермахта.

Нетрудно заметить, что показатели Гитлера превышают сведения, опубликованные Мюллером-Гиллебрандом, почти вдвое.

Эти цифры обнародованы были в 1945 году. В марте. До Победы оставалось 2 месяца. Сложно поверить в то, что за эти финальные 60 дней перед триумфом нашей армии солдаты России/СССР не уничтожили ни одного фашиста.

Исходя из вышесказанного, следует однозначный вывод о том, что те данные, которые предоставлялись немецким отделом потерь в ходе Великой Отечественной войны, никак не могут быть приняты за достоверные. Соответственно, на этих сведениях чиновников вермахта не может базироваться какой-либо объективный расчет или справедливое исчисление истинных потерь военнослужащих Третьего рейха.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

Альтернативная статистика

Есть и другая альтернативная система учета потерь. Она исходит из численности захоронений немецких военнослужащих, погибших в годы Великой Отечественной войны.

В ФРГ действует закон «О сохранении мест захоронения». Так вот, в приложении к этому законодательному акту указаны конкретные цифры погибших гитлеровцев.

В частности, речь идет о сводном количестве солдат вермахта, захороненных в зарегистрированных могилах, как на территории СССР, так и на земле восточноевропейских стран. В данном документе указана общая численность таких захоронений – 3 226 000. Из них в Советском Союзе похоронено 2 миллиона 330 тысяч фашистов.

Казалось бы, эту цифру вполне резонно считать базовой при исчислении потерь в живой силе Третьего рейха. Однако, по уверениям специалистов, и этот источник не достаточно реалистичен и полон.

Прежде всего, в это число входят только могилы немцев по паспорту. Но ведь за Германию также воевали военнослужащие из других стран, имеющие иную национальность.

Так, известно, что за Гитлера воевали граждане Австрии. Их погибло 270 000 бойцов. А также из поддержавших фашизм судетских немцев и эльзасцев было убито 230 000. Кроме того, из числа вставших в строй под нацистские флаги и воевавших против Советского Союза граждан иных стран остались лежать на полях сражений 357 000.

Таким образом, следует учитывать, что в процентном отношении за Гитлера воевало против нас на Восточном фронте куда больше иностранцев, чем чистокровных немцев. Специалисты конкретно подсчитали, что с СССР сражалась армия, которая на более чем 75–80 % состояла из инородцев. Другими словами, отнюдь и далеко не из одних только германцев.

По другому говоря, эта общеевропейская орда, напавшая на Россию/СССР, представляла собой ни что иное, как сборную солянку из европейцев разных мастей и национальностей.

Ученым удалось выяснить даже численность этих, как их ещё называют, чужеродцев в армии вермахта, воевавших против СССР/России. Их было у Гитлера на Восточном фронте 600 000–700 000.

Но вместе с тем следует понимать, что эти вышеуказанные подсчеты велись в начале девяностых годов XX века.

Надо сказать, что за последние три десятилетия поисковики, как в Российской Федерации, так и в странах СНГ, а также и в Восточной Европе продолжали открывать всё новые и новые захоронения солдат (обеих противоборствующих армий) времен Великой Отечественной войны. Причем та информация, которая попадала в прессу или в открытые источники, была, мягко говоря, не всегда точной и стопроцентно достоверной.

Вот пример. В 1992 году была создана российская Ассоциация военных мемориалов. Её представители в том числе обнародовали данные о том, что за десятилетие они передали немецкой стороне (то есть в Немецкий союз по уходу за воинскими захоронениями) информацию о захоронениях 400 000 военнослужащих Третьего рейха на территории России.

Однако ни в одном сообщении конкретно не указывалось, что это были за могилы. Были ли они уже учтены ранее? И уже входят в общую цифру 3 226 000? Непонятно. А, может, речь шла о совсем новых находках за этот период? Неизвестно.

Увы, но сводную статистику по вновь открытым местам погребения немецких граждан, убитых в боях в ходе Великой Отечественной войны, обнаружить сложно. Хотя эксперты сходятся во мнении, что за последнее десятилетие таких могил могло быть найдено порядка 200 000–400 000.

Но и кроме этого, следует отдавать себе отчет в том, что места гибели фашистов на территории СССР вполне могли в те годы войны и исчезнуть с лица земли. Все эти гитлеровцы были для наших мирных граждан тогда на одно лицо. И иных имён, кроме как «фрицы», не имели. Немудрено, что многие места захоронений этих фрицев в ту пору оставались безымянными.

По оценкам специалистов, на территории Российской Федерации может находиться подобных безымянных и даже исчезнувших захоронений примерно до 400 000–600 000 военнослужащих Германии.

Ну и наконец, в вышеупомянутый перечень или реестр захоронений немцев, напавших на Россию и погибших в ходе боев с Красной армией, не вошли те могилы, которые появились сразу после боёв с советскими войсками за пределами, как самой России, так и Восточной Европы. Речь идёт о захоронениях на территории Западной Европы.

Возьмем за точку отсчета – период в три последних месяца Великой Отечественной войны. Так вот, военные историки Германии (например, Р. Оверманс) указывают, что за этот конкретный весенний период, предшествующий 9 мая, советские войска уничтожили как минимум 700 000 фашистов, а как максимальный предел ученые называют цифру в один миллион ликвидированных тогда солдат вермахта.

В общем итоге на территории Германии и других стран Западной Европы в сражениях с Красной армией погибло около 1 200 000–1 500 000 германских военнослужащих.

Но и это еще не всё.

Надо понимать, что, несмотря на то, что шла война, люди продолжали умирать и своей смертью. В том числе и солдаты Третьего рейха. Таких естественных смертей в армии Гитлера было зарегистрировано около 100 000–200 000. Все они тоже вошли в число захоронений военнослужащих вермахта, зарегистрированных в тот же период, когда шли бои с Красной армией.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

Из российских специалистов интересны работы генерал-майора Владимира Васильевича Гуркина, в прошлом начальника историко-архивного отдела Генерального штаба (1978–1989) и консультанта Военно-мемориального центра Вооруженных сил России.

В своих работах он изучал потери вермахта посредством соотношения баланса вооруженных сил Германии за годы войны. Расчетные данные этого специалиста приведены в таблице 4. Обратите внимание на второй столбец. Особенно на те цифры, которые указывают численность мобилизованных в армию Германии за весь период войны с Россией/СССР. А также на количество военнопленных немецких солдат в Советском Союзе.

В книге Б. Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933–1945 гг.» указана общая численность мобилизованных в годы войны – 17 900 000.

Однако другие исследователи выдвигают гипотезу, что всего призывников в армии Гитлера было куда больше – порядка 19 миллионов человек.

Пленные фрицы

В количество военнопленных (по В. Гуркину) вошли как фашисты, взятые в плен Красной Армией (3 178 000), так и пленённые войсками союзников (4 209 000) в ходе всей войны вплоть до 9 мая 1945 года.

Но, возможно, также, что настоящая численность военнопленных даже завышена, так как в их список входят также и те пленные, которые не были солдатами вермахта.

В книге Пауля Кареля и Гюнтера Беддекера «Немецкие военнопленные Второй мировой войны, 1939–1945» (2004) указывается, что

«в июне 1945 года Объединенному Командованию союзников стало известно, что в лагерях находится 7 614 794 военнопленных и невооруженных лиц военного персонала, из которых 4 209 000 к моменту капитуляции уже находились в плену».
При этом среди вышеобозначенных как уже пребывающих в лагерях немецких пленных (4 209 000), помимо военнослужащих вермахта, находилось также и множество иных лиц. Так, например, во французском лагере Витри-ле-Франсуа (Vitry-le-François) среди пленных

«самому младшему было 15 лет, самому старшему – почти 70».
Разнообразные исследователи упоминают также и о пленных фолькштурмовцах. Есть работы, описывающие практику американцев, которые организовывали особые «детские» лагеря, где размещали захваченных в плен юнцов из «Гитлерюгенда» и «Вервольфа», которым было лет по 12–13. Некоторые ученые пишут также, что среди пленных в лагерях союзников содержались даже инвалиды и недееспособные.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

В мемуарах «Мой путь в рязанский плен» (1992) Генрих Шиппманн и Манфред Кох вспоминали про плен:

«Следует принять во внимание, что сначала брались в плен, хотя и преимущественно, но не исключительно, не только солдаты вермахта или военнослужащие отрядов СС, но и обслуживающий персонал ВВС, члены «Фольксштурма» или полувоенных союзов (организация «Тодт», «Служба труда рейха» и т.д.).

Среди них были не только мужчины, но и женщины – и не только немцы, но и так называемые «фольксдойче» и «чужеродцы» – хорваты, сербы, казаки, северо- и западноевропейцы, которые каким-либо образом воевали на стороне германского вермахта или причислялись к нему.

Кроме того, при оккупации Германии в 1945 году арестовывался всякий, кто носил форму, даже если речь шла о начальнике железнодорожного вокзала». Ссылка

То есть среди 4 200 000 немецких пленных, захваченных войсками союзников в период, предшествующий Дню Победы (9 мая 1945 года) около четверти (20−25 %) не являлись солдатами вермахта.

Это говорит о том, что именно военнослужащих вермахта в лагерях союзников для немецких военнопленных находилось от 3 100 000 до 3 300 000 человек.

Итак, общее количество военных вермахта, пленённых на момент капитуляции Германии, составляло, по экспертным оценкам, от 6 300 000 до 6 500 000 человек.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

Напомним, что «Акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил» вступил в силу 9 мая в 01:01 по московскому времени. Именно на эту дату и исчислялось количество военнопленных.

Потери Германии в битве с СССР/Россией 1941–1945: правда и обман

В следующей статье мы продолжим рассматривать материалы и работы о методах исчисления безвозвратных и демографических потерь гитлеровской армии в Великой Отечественной войне.

Автор:Ирина Фролова
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика